Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Замуж за мусульманина истории из жизни отзывы

замуж за мусульманина истории из жизни отзывы

Я замужем за мусульманином,он добивался меня почти год,я долго думала,сомневалась,порой боялась,потому что начиталась всякого д…ма в интернете о таких браках, забыв самое главное попытаться рассмотреть его характер и душу,а не читать мнения из интернета,но он не отступал и все равно пытался добиться меня и моего к нему доверия.И вот однажды когда он приехал вечером к моему дому,поговорить, раз и навсегда и все решить уже, без всяких надежд,я взглянула на него и поняла,что даже когда я не давала ему никаких надежд и говорила,что это все временно и у него просто временное помутнение разума,он всегда был рядом,он помогал мне в элементарных вещах,как друг или знакомый,он поддерживал меня в трудных ситуациях,каждый день интересовался как прошел мой день,а когда я сильно заболела,ни на шаг не отходил,был как мамочка,я поняла,что он именно тот,кого я хочу видеть своим мужем.


Он даже по мусульманскому закону не имеет права принуждать Вас в вопросах религии, не говоря уже о светском! Сбегая от него, Вы не «предаете несчастного человека, доверившегося Вам», как Вам кажется, а спасаете свою жизнь и душу от паука, заманившего Вас обманом в свои сети. И пусть Ваша совесть будет спокойна: оставаться с ним для Вас — это вариант медленного самоубийства.

Вы спрашиваете: «как мне уйти от него, чтобы было по-доброму, чтобы я его не так травмировала?» По-доброму, к сожалению, может не получиться — я не бы не стала на это даже надеяться в случае с тираном.
Без травм разводов тоже не бывает… Но это жизнь, Мария — тут не всегда получается сделать так, чтобы всем было хорошо и как мы хотим — особенно когда дело касается другого человека. Это один из уроков, который Вы вынесете из этой истории.

Замуж за мусульманина истории из жизни отзывы

Какая же это семья, если Вы себя чувствуете в рабстве?! Вы свободный человек — по всем законам, и имеете право сами менять и строить свою жизнь!

Ваш страх пред новой самостоятельной жизнью не случаен. Сейчас Вы мало способны трезво мыслить из-за паники и подавленного состояния, в котором находитесь, и в таком состоянии действительно не стоит бросаться в житейские волны — поберегите себя.
Побороть этот страх сейчас вряд ли получится, но можно исключить его источник — просто перестать думать о том, как Вам быть, и что будет, когда Вы от него уйдете, а думать о том, что надо сделать сейчас. Или у Вас есть серьезные причины, заставляющие уезжать из своего города? Если только страх встретить мужа, то «спрячьтесь за спины родителей» и помните, что после развода он больше не имеет на Вас никаких прав.


Потом муж начал засматриваться на других женщин, я списывала это на восточный нрав, но когда соседи открыто говорили о его походах «налево» и пьяных разборок под домом, я решила поговорить с ним. Первая пощечина отрезвила меня полностью. Стоял дикий крик, он указывал на мое место.

Важноimportant
И если раньше он как-то мирился с моим своеволием, то сейчас терпеть не намерен, и отныне мне строго настрого запретили выходить из дома без его ведома. Я промолчала, но долго терпеть такое отношение не позволял характер.

Первым делом я купила билет на отложенные еще с приезда деньги. Забрала лишь вещи первой необходимости и уехала.

Думаю, что Алишер даже не мог представить, что я все брошу.
Жизнь моя в мусульманской семье не приносила ничего кроме постоянных унижений и ограничений. В мусульманских странах молодые жены дико боятся того, что однажды муж не только разведется, но и выгонит из дома.

История Кристины Орбакайте и Руслана Байсарова (см. «АиФ» № 38, 39) вдруг обнажила тему, о которой в многонациональной и многоконфессиональной стране говорить не принято. Оказалось, что у чеченцев и ингушей при разводе детей оставляют у отца, таджики спокойно могут заводить несколько жён, а многие народы Дагестана не допускают браков не только с людьми другой национальности, но и с жителями соседних аулов.

Инфоinfo
Что нужно знать о традициях и культуре других народов, прежде чем броситься в омут любви, почему русские невесты выбирают нерусских женихов — об этом в материалах экспертов и корреспондентов «АиФ». Вера Л. нет-нет да и вспомнит свою замужнюю жизнь в Дагестане.

Вспоминает часто.


Со слезами. И, как советуют психологи (хотя вряд ли Вера видела в своей жизни хоть одного из них), она вновь и вновь проговаривает ситуацию, рассказывает всем подряд о своей тяжёлой жизни на чужбине.


Причём 2/3 из них — это тот случай, когда русская женщина выходит замуж за представителя другой национальности.

СЧАСТЛИВЫ ВМЕСТЕ…

Иван Ургант и Наталья Кикнадзе. Шоумен всегда был неравнодушен к кавказским женщинам. 5 лет он прожил с телеведущей Татьяной Геворкян. Но хранил память о своей школьной любви — Наталье Кикнадзе.

Она после окончания школы вышла замуж за грузина. Но любовь оказалась выше национальных пристрастий.

Алсу Сафина и Ян Абрамов. Бизнесмена, выходца из семьи бакинских евреев, с татаркой Алсу познакомила певица Ариана. До брака Абрамова часто видели на вечеринках в компании женщин, которых, как говорили, Ян менял как перчатки.

Но с Алсу вышло иначе.

Вниманиеattention
По хозяйству помогал: в выходные дни ездил на рынок и закупал продукты на неделю, как оказалось, это обычай местного народа. Работать мне запретил, сказал, что он мужчина, а значит, сам прокормит семью, ну чем не радость для женщины? Вроде бы и проблем не было, но чувствовала я себя не в своей тарелке.

Родственники его так меня и не признали, но в семью не лезли, что радовало. Друзей тоже не нашлось, из дома я выходила редко. Все больше скучала по родному краю.

Со временем и отношения начались портиться.

Называться мусульманином и быть им – разные по сути вещи. Если мне нравилось, что он позволяет одеваться так, как я хочу, краситься и общаться с людьми, то его частичная приверженность западным традициям пугала.

Сначала он начал пить. Каждые выходные с друзьями в чайхоне, затем все чаще и чаще в гостях или же приводил к нам домой.

Молодой человек спросил у девушки: «Вы не знаете, как пройти в ближайший кинотеатр?» Обоим оставалось пробыть в столице несколько часов. Ирина должна была ехать в Ленинград продолжать учёбу в институте.

Аднан после преддипломной практики возвращался в Грозный. Потом полтора года Ирина дважды в день бегала к институтскому почтовому ящику.

Их родителей любовь детей не приводила в восторг. Но Аднан твёрдо решил делать предложение. «Мы сыграли две свадьбы — сначала у меня на родине, в Хабаровске, потом — в Грозном, — рассказывает Ирина. — Первые 15 лет наша семья прожила в столице Чеченской Республики, здесь родились трое наших сыновей. Мне пришлось носить косынку, длинную юбку, о брюках я вообще забыла.

В чеченском доме, когда приходят гости, женщины сидят отдельно от мужчин. А так хотелось быть рядом с любимым. Или взять мужа под руку на улице, но там и это не принято.

Я и так никуда не смотрю — в основном, себе под ноги, никуда не хожу, только дома сижу, а ему этого мало! Заставил меня удалиться из всех соц. сетей, убрать все мои фотки, с ругачками отпускал к подружкам, каждый день я обязана была находиться с ним в интимных отношениях, а если этого не было, то это был скандал хуже некуда.

Крестик носить, в церковь ходить, держать иконки, и даже говорить о Иисусе Христе вообще запрещал! Я все равно в тайне хожу в церковь, ношу крестик, когда есть такая возможность, и прячу иконки. Как-то раз я положила иконку в кошелек. Так он увидел ее, начал кричать, орать, выкинул все мои вещи со шкафа, говорит: «Собирай их и езжай домой!», и даже несколько раз использовал рукоприкладство.

А потом говорил, что «это ты сама не так подняла голову или лицо и сама ударилась об мою руку».

Думаю: как он там будет потом без меня, вдруг что случится с ним, сделает с собой что-нибудь. Я ведь ему надежду дала, он рассчитывает на меня, тем более ему не 20 лет, он уже взрослый.

Думаю, что его родители этого не переживут.

Думаю о всех, но не о себе — и так всю жизнь… А я хочу быть свободной, прожить свою жизнь, так, как я этого хочу, ведь она у меня одна. Хочу заниматься своими любимыми делами, хобби, осуществить свои мечты, уехать туда, куда так давно хотела, учиться там, где хочу, и работать, где хочу. Я не хочу в свои 20 лет стоять у плиты, с горой посуды, с маленькими детьми, с постоянной руганью, нервами…

Помогите мне, пожалуйста!!! Как мне от него уйти?! Просто сказать прямо ему в глаза я не смогу — это точно. Я все жду момента какого-то, чтобы сильно поругаться и уйти… Но сколько еще придется ждать?! До свадьбы в любом случае нужно будет уйти.

Каким-то чудом перевод не попал в руки новым родственникам Веры… За все эти годы Омар ни разу не попытался разыскать своих детей, хотя адрес знает.

«

Я слышала, что снова женился — на соседке, по указу матери…»

Наталья Попова, «АиФ в Архангельске»

Главное, конечно, любовь. И ради неё можно идти на уступки. Однако существует тысяча «но», о которые может разбиться семейная лодка в межнациональном браке.

«Многие таджикские рабочие имеют две семьи — на родине и в России, — говорит Каромат Шарипов, председатель общероссийского общественного движения «Таджикские трудовые мигранты».

— И многие российские женщины на это соглашаются, даже ездят на родину мужа в гости к другой семье. Им сразу объясняют, что там нужно носить юбки ниже колена, более закрытую одежду». Ну и, конечно, не курить, не сквернословить, не повышать голос на старших.

К чему должна быть готова женщина, которая планирует выйти замуж за человека, исповедующего ислам. Читайте правдивые истории и мнение специалиста.

История первая.

Печальная

Лена родилась и выросла в средней белорусской семье. Учась в университете, познакомилась с черноглазым красавцем Амином, студентом мединститута из Иордании, у них завязался роман.

Несмотря на то, что Амин приехал в Беларусь из страны, где ислам — официальная религия, его поведение ничем не отличалось от поведения типичных минских студентов — вечеринки, клубы, алкоголь и девушки.

Через год Амин закончил университет и сделал Лене предложение.

Она приняла его, ни на минуту не задумываясь. Ну и что, что придется сменить религию, это ведь только номинально — Амин же совсем свой, ничем не отличается от обычных белорусских парней.

Религия – дело каждого, согласитесь вы, но что делать, когда религиозные взгляды не совпадают, сталкиваешься с языковым барьером и невыносимо долго находиться от родины? А как же вечная любовь и сказки из детства о прекрасном принце на белом коне? Бывает так, что в жизни принц вовсе не принц, а вместо коня старая телега, запряженная ослом.

Не все бывает гладко

С Алишером мы познакомились на сайте знакомств. Молодой человек понравился сразу же: приятный собеседник, воспитание, манеры. Мы общались на протяжении трех месяцев, за это время узнала, что он временно приехал в Россию на заработки, семьи нет. Я решилась на встречу после долгих уговоров. Встретились в парке, что удивило, так это акцент, а он все извинялся за его «не русский», но приятная внешность располагала к себе. Так прошло еще 6 месяцев, он пригласил меня к себе на родину – в Узбекистан. Терять мне было нечего.

Он взрослый человек и жил как-то до Вас, правильно? Разве за короткий срок Вашей совместной жизни что-то кардинально изменилось? Вот и не беспокойтесь — проживет и дальше, ничего с ним не случится! А если даже и случится, то не по Вашей вине — у него своя жизнь, за которую он сам отвечает. Тем более, «ему не 20 лет, он уже взрослый» — так почему же юная девушка должна отвечать за взрослого мужика и быть ему «мамочкой»? Прочитайте книгу про женщин, которые любят слишком сильно, — она поможет Вам с разобраться с этим в себе.

Вы говорите, что «он на Вас рассчитывал, Вы дали ему надежду»? — но ведь это он Вас обманул! Вы тоже надеялись и рассчитывали совсем на другое, и он Вам много чего обещал и «забыл», не так ли? Не говоря уже о том, что он, воспользовавшись Вашей влюбленностью и детской несерьезностью, вынудил Вас дать вероотступнические обещания.

В первое время, точнее в первую неделю, было все хорошо, самостоятельная жизнь от родителей, любимый человек рядом, эйфория и «розовые очки»…

Потом постепенно я начала осознавать все — что я наделала, от чего отказалась. Мне стало плохо на душе. Да еще и у него какое-то другое отношение появилось ко мне. Совсем забыл те слова, что мне говорил до совместной жизни, забыл все свои обещания — то, что он говорил, теперь осталось лишь в мечтах. Просто он говорил все это для того, чтобы я была с ним, чтобы я повелась.

А я, как дура, уши развесила и все…

Он начал многое требовать от меня. Готовить нужно было 3 раза в день — и причем все с мясом и все вкусненькое.

Я должна была очень рано вставать, готовить ему завтрак и провожать на работу (я вставала каждый день в 4,5 утра), всегда что-нибудь да делать по дому.

Для того чтобы наша жизнь сложилась». Я принесла этот таз, он опустил ноги. Если бы мы всё это оговорили заранее, я была бы к этому готова морально.

Сегодня я готова мыть ему ноги и пить эту воду».

Женщина по расчёту

Полезны ли межнациональные браки для общества с точки зрения науки? Об этом «АиФ» спросил Ольгу Курбатову, ведущего научного сотрудника Института общей генетики РАН им. Н. И. Вавилова. — Обычаями многих народов предписаны внутриэтнические браки. Но их мужчины всё равно женятся на русских. Не потому ли, что чувствуют: народность может выродиться, если браки будут заключаться только внутри неё? — Генетически опасны близкородственные связи, а не внутриэтнические. Скажем, в изолированных дагестанских аулах, находящихся высоко в горах, браки со временем действительно становятся межродственными.

Отношения с семьей были испорчены, работы стабильной не было, да и хотелось путешествий и сказку. Обещал теплый прием родителей, личную квартиру, поездку на море и много еще чего. И я решилась выйти замуж за мусульманина.

Из его обещаний сбылось только одно – поездка на озеро, как выяснилось на месте, в Узбекистане даже близко не было никакого моря, вместе с его многочисленными сестрами, братьями, племянниками и друзьями. Семья встретила меня холодно, сразу стало ясно, что меня в серьез они не воспринимают. Квартира оказалась не его, а брата, который переехал в Казахстан со своей семьей. Ну, в озере хоть искупалась.

Не могу сказать, что любила его дикой любовью. Но привязанность точно была. Потому что, когда он позвал меня замуж, я согласилась не думая.

У меня пропала к нему любовь — осталась только привязанность, нет к нему никакого сексуального желания, он стал мне противен, я стала замечать все его плохие качества, привычки, минусы, он меня стал просто раздражать! С ним я перестала мечтать о чем-либо, перестала улыбаться, быть счастливой. Рядом с ним у меня нет никакой свободы, собственного мнения. Я ради него на все пошла, а он даже уступать мне не хочет и идти на компромисс… Его мама говорит: «Терпи», бабушка: «Слушайся его».

А мои родители очень страдают, не хуже меня. Бросить я его не могу от дурацкого чувств «жалости», а ведь знаю, что нельзя так — нельзя жалеть других, нужно в первую очередь о себе думать, строить свою жизнь. Понимаю, что если останусь с ним, то буду всю жизнь локти кусать, и страдать, и жалеть, и мучиться. Но увы… ничего не могу поделать. Совесть мучает меня.

Я в него сильно влюбилась, он красиво ухаживал за мной, внушил мне доверие, был мне «старшим братом», отцом, да и просто хорошим другом. С каждой встречей я все больше и больше в него влюблялась, он сильно на меня воздействовал (как я это сейчас только поняла) — он очень хорошо знает женскую психологию, знает, как подобраться к девушке.

Так как я сама очень наивна, хорошо воспитана, добра и просто хорошая девочка, он решил завладеть мной (как говорится, «куй железо пока горячо») и воспитать меня под себя.

Ему нужна была хорошая жена, хорошая мать для его детей и хорошая и работящая невестка для его родителей. Мы с ним мало встречались — он все настаивал на том, чтобы начать вместе жить, пожениться.

Родители мои были очень против, т.к. он по национальности татарин и вера у него мусульманская, а я русская и вера моя православная.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *